В поисках счастья заграницей или как сейчас живется русскому человеку в Германии?

переехать жить заграницу

Давайте узнаем от моей постоянной читательницы Дарьи Максимовой как сейчас живется в Германии и стоит ли переезжать жить заграницу русскому человеку? Все ли так хорошо как нам показывают в фильмах и журналах? Дарья назвала свою статью «В поисках счастья. Заграница нам поможет?»

Как известно, в чужой сковородке картошка вкуснее, а за границей — небеса голубее. Мне тоже так казалось, пока я не переехала жить в Германию…

Сначала я ездила в Европу просто как турист. Ходила проторенными тропами, любовалась пейзажами и про эмиграцию даже не задумывалась. Хотя в Германии жили близкие родственники, уехавшие по “еврейской линии”, и они постоянно звали нас с родителями к себе: “В вашей сумасшедшей Москве жить невозможно!”

Но я любила свой город с его неугомонным ритмом жизни (наверное, потому, что сама была неугомонной), шумные, одуревшие от людей и машин улицы; любила свою профессию — я работала журналистом; любила своих друзей — с некоторыми дружила еще с детского сада… Но однажды мама огорошила меня новостью, что они с отцом думают о переезде в Германию на ПМЖ: “Хотим спокойной старости и стабильности. И потом, у нас там — родня. Мы должны быть вместе”.

Стоит ли переезжать жить заграницу?

Сказать, что я была в шоке, — не сказать ничего. Как это — они “должны быть вместе”? А я? Мы будем жить в разных странах?! — С нами поедешь. Тебя здесь ничто не держит. — Мама, похоже, все уже решила. — Ничего себе! — взорвалась я. — Вообще-то у меня тут друзья, работа, любимый человек! — Твой любимый человек на тебе никогда не женится — он женат, — отрезала мама. — У друзей давно свои семьи. А работа… Найдешь себе что-нибудь и там.

В ту ночь я не уснула. Может, действительно, плюнуть на все и уехать? Вдруг там будет лучше — и в быту (мы с родителями теснились в крошечной двушке), и в любви? Мама сказала правду — с моим мужчиной у меня нет будущего. Он никогда не бросит семью. Да я и сама не позволю — у него двое детей. Своим отъездом я смогу наконец поставить точку в нашем затянувшемся романе.

И родителям в Германии будет лучше: медицина прекрасная, родственники, возможность увидеть мир (с их нищенскими пенсиями об этом можно было только мечтать, а на мои деньги они путешествовать отказывались). Немецкий я знаю на бытовом уровне, французский и английский — свободно. Не пропадем! Документы на выезд готовились долго. Но спустя несколько месяцев нам все же дали добро, и мы оказались в Германии.

Поселились в тихом, провинциальном городке, в котором жил дядя Боря — мамин родной брат. Я с головой ушла в обустройство квартиры. Точнее, квартир — мы с родителями жили на одной лестничной клетке: они — в двухкомнатной, я — в студии. Так что бытовые условия оказались отличными. Мебель в прямом смысле слова притащили с улицы — у немцев была традиция в определенные дни выставлять рядом с домом ненужные предметы интерьера.

Вот мы и “отоварились”. Кстати, интерьер получился приличным. Что ж, мне нравится моя новая жизнь! Впрочем, ко многому привыкнуть было тяжело. Например, вечером тут нельзя шуметь. Иначе соседи могут вызвать полицию. Поэтому, возвращаясь домой поздно, я шла по лестнице на цыпочках, дома разговаривала вполголоса (у нас была жуткая слышимость, а у меня от природы громкий голос).

Порядок — главное Еще одной “засадой” для меня стала сортировка мусора. Я, привыкшая сваливать все в одну кучу, никак не могла привыкнуть, что мусор нужно “расчленять”: крышку из фольги нужно было выкинуть в один пакет, бумажную обертку — в другой, пластиковую бутылку — в третий. А потом еще эти пакеты необходимо было выбросить в правильные контейнеры: пищевые отходы — к пищевым, пластик — к пластику…

Я несколько раз путалась, пока соседи не сделали мне замечание: “Из-за вас оштрафуют весь дом”. Меня это бесило. — А ты как хотела, дорогуша? — посмеивался дядя Боря. — Ты же в Германии. Ordnung muss sein — порядок превыше всего. Привыкнешь. Не ты первая, не ты последняя. Но я никак не могла привыкнуть к “орднунгу”. Таких, как я, наверное, нужно вывозить на ПМЖ в самом раннем детстве, чтобы все эти правила воспринимались как само собой разумеющееся.

Читайте также:  Отдых на Селигере летом, чем заняться, развлечения, достопримечательности

Либо на пенсии, когда не будет ни сил, ни желания их оспорить. Пока мне было нелегко. Хотя я изо всех сил старалась вписаться в эту жизнь и стать своей. Но вскоре проблемы с адаптацией показались мне детским лепетом — у папы обнаружили рак. — Тут прекрасная медицина! — подбадривал нас дядя. — Не то, что в России. Медицина, действительно, оказалась прекрасной.

Хорошие врачи и медсестры, в палате — все условия: туалет, душевая кабина, телевизор, куча умной аппаратуры, которая круглосуточно следила за папиным состоянием. Только не помогло — спустя полгода после операции папа умер. Для меня это стало страшной трагедий. Папа всю жизнь меня оберегал, словно маленькую. Даже в мои 30 с “хвостиком”. За пару месяцев до его смерти я приехала из Голландии (ездила проветриться на выходные) и обнаружила папу в своей квартире: “У тебя тут дверцы на кухонном шкафчике болтаются, решил починить”.

А ведь он уже с трудом ходил… Пока он чинил, я ела мороженое и переписывалась с кем-то в соцсетях. Идиотка, лучше б отца в постель уложила… Чувство вины меня не покидало. Почему я раньше не поняла, что с папой что-то не так? Почему не отвела к врачу? Возможно, он сейчас был бы жив… Маме было еще тяжелее, чем мне. Она ездила к отцу на кладбище каждый день, просиживала там до вечера.

Меня это очень тревожило — я видела, что она в страшной депрессии, но находиться с ней постоянно не могла: мне предложили работу в местной газете для эмигрантов. Конечно, по сравнению с тем, чем я занималась в Москве, это был уровень стенгазеты, но выбирать было не из чего. Хоть я и говорила по-немецки, но одно дело — общаться в аптеке или магазине, и совсем другое — писать заметки. Новая работа не приносила мне ни радости, ни удовлетворения.

1

Одиночество и пустота.

Только теперь я осознала, что мой переезд стал сплошным дауншифтингом: раньше я жила в мегаполисе, теперь — в малюсеньком городке, раньше имела интересную работу, теперь — непонятно что, раньше общалась с умнейшими людьми, теперь обсуждаю с эмигрантами сезонные и межсезонные распродажи. От одиночества и беспросветности мне хотелось выть. Но плакаться было некому.

Друзей у меня тут не было — одни знакомые. Оставались, конечно, московские подружки, но не будешь же реветь по скайпу? Да и чем они могут мне помочь? — Замуж тебе надо, — такими словами мама однажды встретила меня с работы. — Ты что-то совсем скисла. Тетя Белла порекомендовала замечательного молодого человека. Михаил, 35 лет, айтишник, не женат. Из интеллигентной семьи.

Ищет девушку для серьезных отношений. — Ты прямо как заправская сваха… — усмехнулась я. — Не перебивай. — Мамин взгляд стал колючим и сердитым. — Завтра в шесть он придет к нам. Иди-ка, дорогая, в парикмахерскую, сделай себе приличную прическу. У мамы была такая манера — разговаривать, словно отдавать приказы. Меня это жутко раздражало.

Но сейчас я не стала выяснять отношения — самой интересно стало посмотреть на этого Михаила. Наверное, лысый, толстый и недалекий, раз девушку найти не может. Оказалось — интеллектуал и аккуратист. И внешне ничего себе. Живет в Германии с детства. Знает пять языков. Мы начали встречаться, хотя внутренне я чувствовала — не мой человек. Однажды он привел меня к себе домой, так я там не то, что ходить — дышать боялась.

Не просто чистота — стерильность. Ни пылинки, ни соринки, каждый документ на столе в отдельной папке, папки — по ящичкам, ящички — по полочкам… Заглянул бы он в мою сумку, его бы удар хватил. Наши отношения закончились с первым сексом. Точнее, до секса так и не дошло. После жарких поцелуев он бросился… аккуратно развешивать на стуле свои вещи: “Подожди, я быстро!” Но я не стала ждать — ушла: такой “орднунг” не для меня.

Читайте также:  Путешествие в Будапешт, отзыв туриста о поездке, фотографии города

Здравствуй, родина В общем, промаявшись еще полгода, я все-таки вернулась в Москву. А мама не поехала: “Я от папы — никуда”. И каждые два месяца мы летаем друг к другу в гости. Нет, Германия — прекраснейшая страна, но мы с ней явно “не сошлись характерами”. Я снова работаю в своей любимой газете. И снова зверею от соседей, сверлящих стены по воскресеньям. И снова злюсь от чисто российского раздолбайства. И да, я не встретила своего единственного… Пока. Но зато я точно знаю — за границей трава не зеленее. По крайней мере, для меня.

как живется в Германии русскому человеку

За лучшей жизнью.

Опрос на портале Career.ru показал, что 48% потенциальных эмигрантов в качестве ПМЖ рассматривают Европу. 7% мечтают осесть в Германии, 5% — в Англии, 4% — в Испании. Но большинству не важно куда — лишь бы не жить в России. Каждый второй молодой специалист планирует найти за рубежом работу по специальности, 30% готовы работать кем угодно. Основная причина — высокий уровень жизни за границей (это важно для 63% опрошенных). 38% считают, что там проще найти работу, 14% хотят жить в другом климате.

Комментарий специалиста

Светлана Иевлева, психолог

В большинстве случаев за желанием “уехать отсюда” стоит чувство обиды, схожее с обидой на родителей. Человек видит суть проблем в том, что ему не дали того, что он заслуживает, не обеспечили должное отношение, условия, и уверен, что в ином месте он это получит. Когда обида перерастает в желание доказать “я смогу”, стресс от переезда оказывается посильным и часто действительно способствует профессиональному и личностному успеху.

Если же были только обида и недовольство, то они и останутся — лишь поводов добавится (“Они меня не принимают”, “Нет справедливого отношения”). И конечно, маловероятен успех, если мотив отъезда не внутренний, а внешний — просьбы уехать, что называется, за компанию, внушение, что так будет лучше. Ведь наряду с пониманием проблем и уверенностью, что “там такого нет”, у человека бывает сильная привязанность к своему дому, окружающим, атмосфере вокруг.

Куда бы он ни переехал, это будет как пересадка северного растения в тропическую почву. Тепло, солнца много, но действует пагубно. Важно реалистично представлять новые условия, знать не только плюсы, но и минусы. Если же все основано только на мечтах, то реальность может очень быстро разочаровать. Точно так же реалистично стоит представлять, как будут развиваться события в ближайшее время.

Что будет, если все пойдет не так, как запланировано? Если не получится работать там, где хочется? Если не подтвердится та или иная договоренность? Чем больше ответов на такие “что, если?”, тем меньше вероятность дополнительных стрессов. Это как раз случай, когда оптимизм должен иметь девиз “Думай о лучшем, но готовься к худшему”. Саму по себе адаптацию и связанные с ней трудности тоже стоит предвидеть — тогда снижение настроения, чувство утраты (оно часто бывает даже у тех, кто покидал родину с радостью) не будут пугать.

И конечно, надо очень дружелюбно настроиться на новое окружение, с готовностью перенимать особенности культуры, традиции. Менталитет, возможно, никогда не станет родным и до конца понятным — для этого нужно вырасти и повзрослеть в этой среде, образ мысли формируется с младенчества, но его тем не менее надо приветствовать. Чтобы не быть чужим среди своих.

19% россиян хотят переехать за границу. Чаще всего желание эмигрировать высказывают студенты (45%) и молодые люди (37%).

93% пожилых россиян покидать Россию не собираются, как и 81% сельских жителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по E-mail. Вы можете подписаться без комментирования